РОССИЯ / БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Россия по прежнему озабочена террористической угрозой

By
p
Article Summary
Россия по прежнему озабочена террористической угрозой

Растущее число терактов, совершенных в России членами радикальных исламистских группировок и транснациональных террористических сетей, острые конфликты между массой приверженцев традиционных толков российского ислама и малочисленными, но активными носителями салафизма, а также участие джихадистов из России и соседних республик СНГ в гражданской войне в Сирии обострили для Москвы проблему исламистского экстремизма и терроризма.

В этой внутренней проблеме России можно выделить несколько измерений, связывающих ее с Ближним Востоком. Во-первых,  это роль миссионеров из арабских стран в распространении радикальных идей среди российских мусульман через систему образования. Традиционно российские мусульмане, принадлежащие к тюркским народностям (в том числе самая многочисленная – татары), исповедуют суннитский ислам ханафитского мазхаба, к кавказским горцам – шафиитского мазхаба. Большое число мусульман принадлежит к суфийским тарикатам – накшбандийя, кадирийя и другим. С началом исламского возрождения в начале 1990-х годов в России в страну начали прибывать арабские проповедники и учителя, на которых, по воспоминаниям бывшего муфтия Татарстана Ильдуса Файзова, местные мусульмане «смотрели чуть ни как на самого Пророка», но которые стали пытаться приобщать их к «чистому исламу».

В  1993 г. саудовская организация «ат-Тайба» договорилась с медресе «Йылдыз» во втором по численности городе Татарстана – Набережные Челны о содействии саудовцев образовательному процессу. Вскоре это учебное заведение превратилось в центр подготовки радикалов, часть из которых участвовала в чеченской войне в составе групп боевиков-джихадистов и в организации терактов в Москве. В российских СМИ сообщалось, что филиал «ат-Тайбы» в Татарстане возглавлял гражданин Иордании Иса Шебахат. В Татарстане от той же организации в медресе «Мухаммадийя» в 1994-1997 преподавал гражданин Алжира Бу Сетта Абд ар-Раззак, который отправлял местную молодежь на учебу в религиозные учебные заведения Саудовской Аравии и Кувейта. Деятельность этой организации в России была запрещена.

Медресе «Йылдыз» вообще было закрыто в 2000 г., а все работавшие в нем зарубежные преподаватели были высланы из страны, поскольку их деятельность шла вразрез с ценностями местной исламской ханафитской и суфийской традиции и, соответственно, они распространяли фитну в татарской общине. По данным, приводимым татарским ученым Айдаром Хабутдиновым, в 1996-1997 учебном году из 8 преподавателей медресе  четверо были представителями из арабских стран – Египта, Палестины, Иордании. Поволжские алимы и имамы в то время стали активно бить тревогу по поводу миссионерской деятельности сторонников «чистого ислама», который стали условно именовать «ваххабитским». 

Была запрещена в России и деятельность благотворительного фонда «Аль-Харамейн», который, как известно, был основан в Саудовской Аравии в 1991 г. под патронажем влиятельных фигур. Представители и этой организации также были обвинены в вербовке верующих для участия в антироссийском джихаде в Чечне.

Пропаганда радикального ислама, джихадистских идей велась арабскими проповедниками в часто организуемых в те годы молодежных лагерях. Сегодня эта практика прекращена.

Конечно, власти и местное духовенство хорошо понимают, что далеко не все зарубежные, в первую очередь арабские, преподаватели несут зерна агрессии и враждебности к местным традициям. Более того, и в будущем такие преподаватели, вероятно, будут нужны. Но их отбор, а также их деятельность здесь намереваются поставить под строгий государственный контроль. Уже поставлена под контроль практически вся гуманитарная помощь, оказываемая местным мусульманским общинам из стран Арабского Востока. Во всяком случае, между правительствами России и большинства арабских стран достигнута договоренность о том, что она будет идти по каналам созданного государством Фонда поддержки исламской науки, культуры и образования.

Во-вторых, это пропаганда экстремистских идей под вывеской якобы «чистого ислама» через Интернет-ресурсы и распространение литературы благотворительными организациями (charities), базирующимися в арабских странах. Сегодня в России предпринимаются активные шаги по борьбе с распространением этой литературы и блокированию экстремистских сайтов.

В-третьих, это деятельность зарубежных  эмиссаров по подготовке и проведению терактов против местного мусульманского духовенства, представляющего традиционные толки. За последние годы на Северном Кавказе в результате терактов погибли десятки имамов, мусульманских ученых, журналистов. Даже в спокойном Поволжье муфтий Татарстана Файзов в 2012 году стал жертвой покушения – под его машиной произошел взрыв. Он чудом выжил, но был вынужден по состоянию здоровья уйти в отставку. А его заместитель, имам Валиулла Якубов, также непримиримый противник салафитов, в тот же день был застрелен неизвестными.

Особый предмет озабоченности Москвы – выросшее число обратившихся в ислам русских, значительная часть которых стали членами радикальных группировок. Некоторые из них участвовали в подготовке и проведении терактов на территории страны, в том числе путем самоподрыва.

В-четвертых, это вербовка местных мусульман для участия в боевых действиях на  стороне экстремистских группировок на Ближнем Востоке, В Афганистане и Пакистане. Татарский исследователь из Казани Раис Сулейманов сообщал, что среди посещавших Татарстан членов террористических групп в конце 1990-х годов, к примеру, был «вербовщик Аль-Каиды» из Египта Ахмед Насер. Он пробыл в регионе до 2004 года, после возвращения в Египет был арестован, провел в тюрьме до 2011 г., был освобожден, а в 2012 г. погиб «при невыясненных обстоятельствах».

Сегодня в составе отрядов террористической организации Исламское государство Ирака и Леванта (ISIL), а также некоторых других отрядов джихадистов воюют сотни выходцев из России (одних уроженцев из Чечни, по данным СМИ – около 250 человек). Есть среди них, как говорят, и этнические русские. Куда они двинутся из Сирии? Таким вопросом все чаще задаются российские власти.

Следствие по делу террористов, совершивших ужасающие теракты в октябре и декабре прошлого в городе Волгограде, в результате которых  погибли или были ранены десятки человек, также обнаруживает нити, ведущие на Ближний Восток. Опасения перед возможностью их повторения заставили российские власти предпринять беспрецедентные меры для обеспечения безопасности проведения Олимпийских Игр в Сочи в феврале.  Эти меры оказались успешными, но и не вызвали нареканий у участников и гостей.

В то же время в российском обществе выделяются группы, склонные раздувать террористическую угрозу со стороны определенных кругов арабского мира. Экс-президент Российского еврейского конгресса Евгений Сатановский утверждает: «Россию террористы, по их мнению, уже победили». Произошло это «в Афганистане и в ходе первой Чеченской войны». «По их мнению, Россию им добить несложно. Тем более что их ячейки действуют по всей территории РФ». Автор обвиняет в поддержке терроризма Саудовскую Аравию. Катар и некоторые другие страны.  Известный российский издатель Юрий Михайлов отвергает эти обвинения, отмечая, в частности, важные модернизационные процессы в королевстве. Так, в этом году в Саудовскую Аравию вернулось 30 тысяч местных граждан, окончивших западные вузы. «Эти люди вернулись в собственную страну, чтобы ее развивать, и известно, что саудовцы вкладывают огромные деньги в высшее образование».  Михайлов объясняет позицию таких людей,  как  Сатановский, их исламофобской ориентацией. Что же касается правительств России и Саудовской Аравии, то между ними на самом деле развивается весьма конструктивное сотрудничество в противодействии  терроризму.

Поскольку споры об экстремизме, салафизме, или «ваххабизме»  в российском обществе не утихают, обвинения в приверженности эти толкам часто используются как орудие в борьбе за влияние в мусульманской умме, где десятки муфтиятов соперничают за контроль над приходами верующих.

Так или иначе, в сложившихся условиях проблема противодействия экстремизму и терроризму на Ближнем Востоке сегодня, как никогда прежде, актуальна для Москвы. Это в значительной мере объясняет политику России в отношении сирийского кризиса и стремлением сделать так,  чтобы вопрос о противодействии терроризму не был снят с повестки дня при обсуждении этого кризиса международным сообществом.

Continue reading this article by registering at no cost and get unlimited access to:

  • The award-winning Middle East Lobbying - The Influence Game
  • Archived articles
  • Exclusive events
  • The Week in Review
  • Lobbying newsletter delivered weekly
Found in: syria, security, saudi arabia, salafists, russia, chechen jihadists

Д-р Виталий Наумкин является обозревателем  "Al-Monitor". Он работает директором Института востоковедения, Российской академии наук. Он также является профессором и заведующим кафедрой на факультете мировой политики Московского государственного университета, и президентом Московского центра стратегических и политических исследований.

x

The website uses cookies and similar technologies to track browsing behavior for adapting the website to the user, for delivering our services, for market research, and for advertising. Detailed information, including the right to withdraw consent, can be found in our Privacy Policy. To view our Privacy Policy in full, click here. By using our site, you agree to these terms.

Accept