РОССИЯ / БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Российско-египетское «новое партнерство»: последствия для региона

By
p
Article Summary
9-10 февраля с.г. российский президент Владимир Путин совершил официальный визит в Египет, который явился ответом на визит в РФ президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси в Россию в августе 2014 года. Незадолго до визита в кругах московских аналитиков стали говорить о возможности выведения российско-египетских отношений на уровень стратегического партнерства. Основанием для этого...

9-10 февраля с.г. российский президент Владимир Путин совершил официальный визит в Египет, который явился ответом на визит в РФ президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси в Россию в августе 2014 года. Незадолго до визита в кругах московских аналитиков стали говорить о возможности выведения российско-египетских отношений на уровень стратегического партнерства. Основанием для этого явились совпадение позиций двух стран по целому ряду региональных проблем, близость  интересов (особенно по противодействию международному терроризму), успехи, достигнутые в развитии двустороннего сотрудничества в различных областях и высокий уровень доверия между  руководителями России и Египта.

Напомню, что Москва не сразу приняла решение о поддержке египетских военных, пришедших к власти в результате беспрецедентно массового волеизъявления народа. Однако выжидание было недолгим,  ориентация на всемерную поддержку ас-Сиси стала особенно очевидной после его победы на президентских выборах. Уже в 2014 году имело место быстрое развитие торгово-экономического сотрудничества между двумя странами. По словам посла Египта в России Мохаммеда аль-Бадри, характеризующего российско-египетские отношения как находящиеся «на подъеме» во всех сферах сотрудничества, в истекшем году товарооборот между двумя странами составил $3 млрд. А Федеральная таможенная служба России дала еще более высокую цифру – $4,6 млрд. с января по декабрь, в том числе $4,1 млрд. – российский экспорт. Несмотря на некоторые опасения, связанные с обеспечением безопасности в Египте, и общее уменьшение числа россиян,  выезжающих за границу, в истекшем году страну посетило более 3 млн. российских туристов. При этом египетский министр туризма Хишам Зазу недавно даже предложил перейти в этой сфере на расчеты с Россией в рублях и египетских фунтах, минуя доллар, что с учетом значительного перевеса России в торговом балансе для Москвы не выглядит фантастичным.

Как сообщил на брифинге для журналистов помощник российского президента Юрий Ушаков 5 февраля с.г., страны Евразийского экономического сообщества и Египет договорились о формировании рабочей группы по созданию зоны свободной торговли, и уже «принято решение о создании соответствующей исследовательской группы, которая будет эту тему рассматривать. Первое ее заседание состоится в Каире в марте-апреле этого года

Как заявил В.В. Путин в интервью египетской газете «Аль-Ахрам» 8 февраля: «Мы выстроили взаимовыгодную и эффективную кооперацию в области сельского хозяйства. Египет – крупнейший покупатель российской пшеницы, Россия обеспечивает около 40 процентов потребляемого в стране зерна, в свою очередь импортируем фрукты и овощи». По словам президента, Россия видит «большие перспективы области высоких технологий, в частности в сферах атомной энергетики, космоса и в совместном использовании российской системы спутниковой навигации ГЛОНАСС

Дальнейшее сближение с Москвой для Каира происходит на фоне его трудных отношений с Вашингтоном. Напомню, что когда 14 июля 2014 г. было объявлено, что президент Обама решил пригласить Абдель Фаттаха ас-Сиси в Белый Дом, он, вежливо отказавшись,  послал вместо себя премьер-министра, и это заставило комментаторов вспомнить интервью с Ларри Вейсманом еще в 2013 г. Тогда ас-Сиси гораздо более прямолинейно заявил: «Народ Египта знает, что США вонзили нож в спину Египта «Братьями-мусульманами» и Мурси. Это не то, что Египет легко забудет или простит.» А 24 октября 2014 г. российский ресурс Inosmi цитировал статью из эмиратской  газеты «Аль-Байан» под названием «Египет готовится к визиту Путина», где говорилось: «В отличие от действий Вашингтона, который считает террористическую организацию, занимающуюся разбоем и грабежом, законной властью, а ее свержение объявляет государственным переворотом, Россия не идет на компромиссы и не стесняется называть вещи своими именами

У египетского руководства вызвала особенно острое раздражение январская поездка в Вашингтон делегации египетских оппозиционеров, в том числе членов организованной «Братьями-мусульманами» Партии свободы и справедливости, которые имели встречу в Госдепартаменте. Однако я не думаю, что Египет пойдет на дальнейшее обострение отношений с США, в содействии которых он остро нуждается.

Сотрудничество Египта с Россией в немалой степени будет зависеть от того, будут ли государства Залива продолжать оказывать финансовую поддержку ас-Сиси (с учетом трудностей, которые переживает сегодня сама Россия вследствие режима санкций и падения цен на нефть, она вряд ли возьмет на себя бремя оказания безвозмездной помощи Каиру). Очевидно, что без мощной финансовой подпитки, которую получает Египет от стран Залива (Саудовская Аравия, ОАЭ,  Кувейт), он вряд ли сможет оплатить закупки российских вооружений и военной техники, объем которых еще в прошлом году, по данным СМИ, оценивался в $3,5 млрд., включая поставки вертолетов, самолетов и средств ПВО. Пока еще не ясно, каковы будут последствия «саудовского землетрясения», последовавшего за сменой монарха в королевстве для Египта и для баланса сил в регионе в целом. Как считает главный редактор «Ближневостого ока» Дэвид Херст [Editor-in chief of Middle East Eye David Hearst], «сейчас не лучшее время для египетской армии, чтобы потерять свой главный источник финансирования в Эр-Рияде, но это – реальная возможность» [“It is not a good time for the Egyptian army to lose its chief bankroller in Riyadh, but this now is a real possibility”]. По его мнению, может измениться и саудовская политика причисления «Братьев-мусульман» к террористическим организациям, о чем свидетельствует, в частности, приезд Рашида Ганнуши в Эр-Рияд для выражения соболезнований по поводу смерти короля Абдаллы, а также снятие с поста министра вакфов и исламских дел Сулеймана Абд аль-Халила, непримиримого врага «Братьев».

Широкое поле для взаимодействия открылось для Каира и Москвы в процессе активизации попыток каждой из сторон посредничать в урегулировании сирийского конфликта. Перед консультативной встречей представителей сирийской оппозиции, гражданского общества и сирийского правительства в Москве 26-29 января 2015 г. (это была первая встреча такого рода) оппозиционеры провели встречу в Каире, на которой, правда, не было делегации сирийского правительства. Не исключаю, что в результате визита российского президента в Каир стороны могут договориться об объединении усилий в сирийском урегулировании, что, безусловно, усилит шансы на его успех.

Но ключевым для политического взаимодействия Москвы и Каира остается сфера борьбы с международным терроризмом. Атака террористов из группы «Вилаят Сина» (прежнее название – «Ансар Байт Аль-Макдис»), провозгласившей верность ИГИЛ [ISIL], на египетскую армию и силы правопорядка 29 января на Синае, унесшая жизни не менее 29 человек,  стала сильным ударом по ас-Сиси. Эта атака, по оценке Middle East Briefing, «усилила общее чувство в Египте, что правительство ас-Сиси не способно взять под контроль ухудшающуюся среду безопасности.» Ас-Сиси также обвинил в организации террора «Братьев-мусульман», кроме того египетские власти подозревают, что данный теракт совершен «с помощью иностранных спецслужб»  (). Показательно, что в коммюнике БМ, выпущенном в день атаки, содержалось обещание «интенсифировать джихад» против правительства. В этом контексте сотрудничество с Россией, где БМ считаются, как и в Египте, террористической организацией, получает сильный импульс.

Развитием «нового партнерства» с ключевой страной арабского мира – Египтом – Россия демонстрирует, что разговоры о ее политической изоляции не актуальны. Как пишет Сет Феррис, «По причинам, которые не созданы Египтом, Россия стала самым приемлемым поставщиком как в политическом, так и в эмоциальном планах

С учетом динамично развивающихся отношений с неарабскими игроками – Турцией, Израилем, Ираном, отношения с Египтом делают Россию более влиятельным игроком на Ближнем Востоке. Москва не имеет ни возможности, ни желания конкурировать здесь с более влиятельными игроками, в первую очередь – Вашингтоном, но она не только заняла прочно свою нишу, но явно продвигается вперед.

Continue reading this article by registering at no cost and get unlimited access to:

  • The award-winning Middle East Lobbying - The Influence Game
  • Archived articles
  • Exclusive events
  • The Week in Review
  • Lobbying newsletter delivered weekly
Found in: vladimir putin, russia, muslim brotherhood, military, egypt, economy, diplomacy, abdel fattah al-sisi

Д-р Виталий Наумкин является обозревателем  "Al-Monitor". Он работает директором Института востоковедения, Российской академии наук. Он также является профессором и заведующим кафедрой на факультете мировой политики Московского государственного университета, и президентом Московского центра стратегических и политических исследований.

NEVER MISS
ANOTHER STORY
Sign up for our Newsletter
x
keyboard_arrow_up

The website uses cookies and similar technologies to track browsing behavior for adapting the website to the user, for delivering our services, for market research, and for advertising. Detailed information, including the right to withdraw consent, can be found in our Privacy Policy. To view our Privacy Policy in full, click here. By using our site, you agree to these terms.

Accept