РОССИЯ / БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Москва развивает сотрудничество с тегераном

By
p
Article Summary
В последние недели Россия делает новые шаги по развитию торгово-экономического сотрудничества с Тегераном, которое в прошлом году опустилось до рекордно низкого уровня – в $1,59 млрд. Как сообщил российский министр энергетики Александр Новак, сокращение за 2013 год составило 31,5%, причина – односторонние санкции США и ЕС, введенные в середине 2012 года, под давлением которых такие...

В последние недели Россия делает новые шаги по развитию торгово-экономического сотрудничества с Тегераном, которое в прошлом году опустилось до рекордно низкого уровня – в $1,59 млрд. Как сообщил российский министр энергетики Александр Новак, сокращение за 2013 год составило 31,5%, причина – односторонние санкции США и ЕС, введенные в середине 2012 года, под давлением которых такие компании, как «Лукойл» и «Газпром нефть», ушли с иранского рынка. Ситуацию должны были изменить вызвавшие сенсацию договоренности, достигнутые во время саммита ШОС в Бишкеке в сентябре 2013 г. между президентами РФ Путиным и Ирана Роухани о поставках иранской нефти в обмен на российские товары и оборудование на уровне 500 тысяч баррелей в день. По примерным подсчетам, это 12% извлекаемой в Иране нефти.

Однако о конкретных шагах по претворению этих договоренностей в жизнь ничего не было известно вплоть до декабрьского визита в Тегеран министра иностранных дел Сергея Лаврова, в ходе которого обсуждались шаги по их реализации.

Стало известно, что одним из предметов торга будто бы была цена за нефть с учетом запрошенного Москвой дисконта. Было ясно, что в условиях еще не снятых санкций проблема состояла, вероятно, и в том, как и кем будет приобретаться нефть и осуществляться расчеты с учетом угрозы американских санкций. По данным российской газеты «Коммерсант», первоначально в качестве одного из вариантов предполагалось, что , приобретателем нефти станет "Роснефть". Но в начале апреля Министерство энергетики решило выбрать уполномоченную компанию-трейдера и, как пояснил источник газеты, «это будет зарегистрированная в России компания, не работающая на мировых рынках в отличие от “Роснефти”. То есть инструментов давления на нее не будет

Если заинтересованность иранской стороны в прорыве торговой блокады и получении нужных ей товаров бесспорна, то над мотивами, которыми руководствовалась российская сторона, аналитикам пришлось подумать. Было очевидно, что Москвой двигала вовсе не острая необходимость в получении энергоносителей от ближневосточного партнера. В ходе одного из talk shows российского телеканала  РБК участникам даже был задан вопрос: «Зачем России нужно покупать иранскую нефть?» Кстати, еще в феврале посол Ирана в России Мехди Санаи высказал мнение, что Москва и Тегеран в ходе переговоров о поставках иранской нефти в обмен на российские товары могут договориться об инвестициях в строительство второго блока АЭС в Бушере.

Многие российские аналитики были уверены, что Россия, прогнозируя возможность если не полной, то хотя бы частичной нормализации отношений Ирана с Западом и видя резкое возрастание интереса бизнес-кругов Запада к Ирану, в первую очередь, ставила задачу «застолбить» за собой место на иранском рынке.

          Если номенклатура российских товаров, которые будут поставляться Тегерану в обмен на нефть хотя и не определена окончательно, но в целом понятна (продукция металлургии, машиностроения, энергетическое оборудование и иные товары), то основные параметры поставок иранской нефти в Россию до сих не раскрыты. Неизвестно, удалось ли сторонам вообще к настоящему времени решить все связанные с этой сделкой проблемы и окончательно договориться о ее реализации.

Так, неясно, куда будет транспортироваться нефть. Если на север, в Россию, то как? Ведь основные месторождения находятся на юге Ирана, там же, на берегах Персидского залива расположены и все экспортные нефтяные терминалы. Отчасти свет на вопрос пролил управляющий директор Национальной нефтяной компании Ирана Рокнеддин Джавади. По данным российских СМИ со ссылкой на агентство MEHR (Nezavismiya gazeta, April 30, 2014), он сообщил, что Москва и Тегеран ведут переговоры по проекту реверсной перекачки нефти с юга на север. Но российские аналитики выражают сомнения в том, что порты на Каспии способны принять столь крупный объем  нефти, о котором идет речь в запланированной сделке.

Но, может быть, нефть будет грузиться на танкеры и отправляться клиентам российских компаний за рубежом вместо российской нефти? Этот вариант выглядит коммерчески более привлекательным. Кстати, российские СМИ со ссылкой на агентство Reuters недавно сообщали ,  что Россия ведет переговоры с Ираном о поставках иранской нефти в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) в обмен на товары, а объем поставок может достигать 20 млн. тонн в год, а общая сумма поставок – до $20 млрд. (Напомню для сравнения, что когда-то еще Советский Союз договаривался с Ираном о своповской сделке с Ираном, в рамках которой советская нефть должна была поставляться на север Ирана, и иранская в зачет поставленной советской нефти – по экспортным контрактам Москвы вывозиться через Персидский залив.) Весьма вероятен и смешанный вариант: сегодня, по сообщению агентства РБК, Иран может поставлять до 300 тыс. баррелей в сутки через порты Каспийского моря, остальной объем – через Персидский залив.

          В ведущихся дебатах по поводу влияния на перспективы российско-иранского сотрудничества успеха нормализации отношений Ирана с Западом, если она все же произойдет, также высказываются различные точки зрения – от пессимистических («Россия много потеряет») до оптимистических (я, в частности, высказывал в опубликованных ранее статьях именно такую точку зрения). Полагаю, что в любой ситуации Иран будет заинтересован в дальнейшем развитии отношений с Россией, равно как и Россия в настоящее время явно выводит свои отношения с Ираном на новый уровень.

          В спорах вокруг перспектив развития ситуации вокруг Ирана одна группа российских экспертов высказывает мнение о высоких шансах нормализации на основе принятия Ираном всех основных требований группы P5+1 по ядерной программе с полным снятием  санкций. Эта уверенность базируется на нескольких аргументах. Во-первых, сегодня иранское руководство явно рассматривает эту задачу как приоритетную, убедившись в болезненности санкций. Во-вторых, США, со своей стороны, считают для себя столь же приоритетными задачи обеспечения ядерного нераспространения в регионе и защиту интересов безопасности Израиля, не желая при этом вступать в  вооруженный конфликт с Ираном. В-третьих, западные компании проявляют исключительную заинтересованность в работе на перспективном иранском рынке. В Москве отмечают и некоторое общее снятие напряженности вокруг иранской ядерной программы. К примеру, явно не случайно в израильской «Едиот Ахронот» появилось высказывание бывшего главы Израильской комиссии по атомной энергии бригадного генерала Узи Эйлама (Uzi Eilam) о том, что Иран не сможет создать ядерное оружие ранее, чем через 10 лет и что он вообще «не уверен, что Иран хочет бомбу» [“I am not sure that Iran wants the bomb”.]

          Другая группа экспертов относится к перспективам нормализации скептически, исходя из того, что для Запада неприемлема далеко не только перспектива создания Ираном ядерной бомбы, но и его региональная политика, в частности, в отношении Израиля, ближневосточного урегулирования, сирийской проблемы, ситуации в Ираке, поддержке Хизбаллы и т.п. Хотя вроде бы Вашингтон согласился не увязывать на переговорах шестерки с Тегераном вопрос ядерной программы с вопросами  региональной политики, эти эксперты исходили из того, что даже в случае успеха переговорного процесса США все равно будут оказывать давление на Иран, требуя от него новых уступок, на которые иранское руководство пойти не сможет. Иначе говоря, полная нормализация невозможна даже при гарантиях неядерного статуса Ирана.

          Однако для России перспективы сотрудничества с Ираном не ограничиваются этой сделкой. Москва и Тегеран планируют значительно расширить сотрудничество в сфере электроэнергетики. Министр энергетики РФ Александр Новак провел 27 апреля в Тегеране переговоры со своим иранским коллегой Хамидом Читчианом  (Hamid Chitchian) о сотрудничестве в этой сфере, речь шла о вероятных сделках на сумму до 10 млрд долларов. Переговоры касались, в том числе, строительства тепловых и гидроэлектростанций и возможности экспорта из России 500 МВт электроэнергии в Иран. Как писал Рик Глэдстоун в «Нью-Йорк Таймс 28 апреля с.г., «официальные лица в Министерстве финансов США, которое осуществляет экономические санкции против Ирана, не дали немедленного ответа на вопросы о том, является ли российско-энергетическая сделка техническим нарушением этих санкций, которые запрещают сотрудничество с рядом иранских государственных учреждений и промышленных компаний, наказывая подрывающих их иностранцев» [«Officials at the United States Treasury Department, which enforces economic sanctions against Iran, did not immediately respond to queries about whether the Russia-Iran energy deal would technically violate those sanctions, which prohibit dealings with a range of Iranian government entities and industries and penalize foreigners who subvert them».

Continue reading this article by registering and get unlimited access to:

  • The award-winning Middle East Lobbying - The Influence Game
  • Archived articles
  • Exclusive events
  • The Week in Review
  • Lobbying newsletter delivered weekly
Found in: sanctions, russia, oil embargo, oil, nuclear negotiations, iran-russian relations, iran, energy

Д-р Виталий Наумкин является обозревателем  "Al-Monitor". Он работает директором Института востоковедения, Российской академии наук. Он также является профессором и заведующим кафедрой на факультете мировой политики Московского государственного университета, и президентом Московского центра стратегических и политических исследований.

x

The website uses cookies and similar technologies to track browsing behavior for adapting the website to the user, for delivering our services, for market research, and for advertising. Detailed information, including the right to withdraw consent, can be found in our Privacy Policy. To view our Privacy Policy in full, click here. By using our site, you agree to these terms.

Accept