РОССИЯ / БЛИЖНИЙ ВОСТОК

Россия считает необходимым вернуться к коллективному формату ближневосточного урегулирования

By
p
Article Summary
Россия считает необходимым вернуться к коллективному формату ближневосточного урегулирования

События Арабской весны и сирийский конфликт несколько заслонили собой проблему ближневосточного урегулирования. Однако в Москве продолжают считать, что неурегулированность конфликта, в первую очередь – между палестинцами и Израилем, является одним из главных источников нестабильности в регионе.

У российской политической элиты вызывает недовольство фактический переход посредничества в мирном процессе от коллективного к двустороннему формату. «Новая челночная дипломатия» госсекретаря Керри, оттеснившая на обочину процесса других участников ближневосточного квартета посредников, в том числе такого располагающего большим потенциалом воздействия на ситуацию игрока, как Россия, по мнению  российских политиков и дипломатов, скорее всего вряд ли увенчается успехом. Слишком мало времени остается до окончания девятимесячного срока, предназначенного для того, чтобы добиться final agreement. У меня создается впечатление, что российское руководство считает возможным и необходимым – в том числе и для улучшения климата в российско-американских отношениях – перенести на ближневосточное урегулирование опыт успешного партнерского взаимодействия Москвы с Вашингтоном по ликвидации сирийского химического арсенала и организации межсирийских переговоров в Женеве, а также в диалоге группы P5+1 c Ираном.

При всем понимании потенциала США и острой заинтересованности президента Барака Обамы в достижении успеха в ближневосточном урегулировании в Москве сохраняется  убежденность в том, что только коллективные усилия могут принести реальные плоды. В то же время динамика развития ситуации в Палестине может стать необратимой. Как сказал мне на условиях анонимности видный российский дипломат, «можно лишь выразить сожаление по поводу того, что Махмуд Аббас складывает все яйца в одну корзину – американскую».

Вероятно,  понимая эти настроенния, на днях в России с визитом побывал Махмуд Аббас, который 23 января был принят президентом Владимиром Путиным. Возможно, результатом визита станет активизация российского участия в палестино-израильском урегулировании.

Однако и при таком раскладе добиться решения всех ключевых составных частей проблемы (границы государства, беженцы, безопасность, Иерусалим, поселения, вода и т.д.) в столь короткие сроки,  как считает большинство российских аналитиков, вряд ли возможно. Не будем забывать и о том, что несмотря на политические потери, понесенные движением ХАМАС в результате коллапса «Братьев-мусульман» в Египте, ХАМАС продолжает управлять сектором Газа и сохранять поддержку части палестинцев на Западном берегу. А договориться с руководством ФАТХа, хотя бы о проведении выборов, пока не получается.        

Если реализуется сценарий, при котором палестинцам и Израилю все же удастся решить все вопросы, и окончательное соглашение будет подписано,  его вполне смогут сорвать те, кто был исключен из мирного процесса. Кроме того, создание палестинского государства без сектора Газа – очевидный нонсенс. Если же подписать его не удастся, то палестинцам не останется ничего иного, как обратиться в ООН, а это, видимо, повлечет за собой репрессивные шаги со стороны Израиля, в том числе замораживание финансовых поступлений. Правда, в кругах арабских дипломатов в Москве говорят, будто бы Махмуд Аббас негласно исключил такую возможность.

Пока палестинские лидеры говорят Москве, что не примут в качестве паллиативного варианта подписание промежуточного соглашения, при котором ряд наиболее сложных вопросов будет перенесен еще на одну, новую фазу переговорного процесса. Изменят ли они свою позицию ради того, чтобы добиться хоть какого-нибудь результата? Еще существует  вариант продления срока для достижения окончательного соглашения до конца года, а то и дальше. Но против этого выступают и посредники: продлевать можно до бесконечности, а время уходит. Аббас, впрочем, подтвердил, что палестинцы будут готовы продлить переговоры еще на один месяц, если добиться результата не удастся.

 Серьезным камнем преткновения для мирного процесса является не только проблема строительства Израилем новых домов для поселенцев, но вопрос о временном сохранении военного присутствия Израиля на Западном берегу реки Иордан и после создания палестинского  государства. Израиль говорит о 40-летнем сроке, палестинцы – вроде бы о 10-летнем. Однако, как сказал собеседник из окружения палестинского лидера, палестинцы понимают, что найти компромисс в этом вопросе возможно.

Неприятие палестинской стороны вызывает требование израильского руководства о признании палестинцами еврейского характера государства Израиль. Как напомнил на нашей встрече в Российском совете по международным делам перед визитом главы Палестинской администрации видный палестинский политик Набиль Шаат, в прошлом Израиль  никогда не выдвигал подобного требования, его вполне удовлетворяло признание Израиля как таковое.

Кстати, один из бывших послов США в Москве сказал мне в беседе, что Обама допустил ошибку, назвав в своем последнем State of the Union Address государство Израиль «a Jewish state». По его мнению, с которым трудно не согласиться, каждое государство само организует себя так, как считает нужным, но не стоит лидерам другим государств давать подобные оценки, тем более с учетом особой деликатности этого вопроса.

 После встречи Путина с Аббасом стало известным о намерении газового гиганта – «Газпрома» осваивать нефтегазовые месторождения на шельфе сектора Газа. Действительно, в октябре 2013 г. израильское правительство согласилось, чтобы власти Палестинской автономии вели переговоры о возможности разработки и эксплуатации этих месторождений. Российские СМИ даже называли конкретные  сроки и объемы инвестиций «Газпрома» в проект – до 1 млрд.  долл.

 Однако мне информационный шум вокруг этого вопроса кажется искусственным. Столь большие суммы в инвестпрограмму корпорации не заложены, а трудностей у ней и так хватает. Кроме того, как сообщила  видный российский специалист по нефтегазовым вопросам Татьяна Митрова, «без согласования с Израилем сделать в секторе Газа ничего не получится, а у “Газпрома” переговоры по Левантийскому бассейну были неудачными, из-за проблем с Турцией было решено, что от России в проектах в Израиле и на Кипре будет участвовать “Новатек”». Нужно также учесть, что, по данным  компании British Gas, на шельфе сектора имеется примерно 30 млрд. кубометров углеводородов, что означает возможность добычи не более 1,4 млрд. куб. м газа в год. Строить экспортный газопровод или тем более завод по сжижению газа для таких крошечных объемов неэффективно, это означает, как считает российский эксперт, что единственный рынок сбыта – местное газоснабжение по низким регулируемым ценам.

Continue reading this article by registering at no cost and get unlimited access to:

  • The award-winning Middle East Lobbying - The Influence Game
  • Archived articles
  • Exclusive events
  • The Week in Review
  • Lobbying newsletter delivered weekly
Found in: russian gas production, peace talks, palestine, john kerry, israel, gazprom, gaza strip

Д-р Виталий Наумкин является обозревателем  "Al-Monitor". Он работает директором Института востоковедения, Российской академии наук. Он также является профессором и заведующим кафедрой на факультете мировой политики Московского государственного университета, и президентом Московского центра стратегических и политических исследований.

NEVER MISS
ANOTHER STORY
Sign up for our Newsletter
x

The website uses cookies and similar technologies to track browsing behavior for adapting the website to the user, for delivering our services, for market research, and for advertising. Detailed information, including the right to withdraw consent, can be found in our Privacy Policy. To view our Privacy Policy in full, click here. By using our site, you agree to these terms.

Accept